Проблеск жизни.
Даже нет, не проблеск, а легкий отсвет, который лишь дает оттенок жизни. Как сказал герой одного из любимейших сериалов, оживление и воскрешение – это две разные вещи. Он воскрешенный, а я сейчас слабо напоминаю оживленную.
Ищу спасения в дневнике, где можно выговориться – ведь за каждой мелочью не буду звонить Саше, а круглосуточный бред, произнесенный вслух и тут же забытый, далеко не кажется тяжестью сознания, как сейчас.
Боялась вчера только одного – долгой ночи, которая встретит меня в постели холодом и кошмарами, предвкушающими роскошный пир. Пока вчера ничего не планировалось, утро обещало наступить нескоро.
Но, чему я эгоистически рада (и корю себя за это, ведь страдает, как всегда, Саша), не только я сдалась в эти дни, но и мой компьютер. С утра отправляла Саше свой ноут, еще раньше встретила на вокзале его нетбук. Теперь хотя бы есть, куда слить лишний поток мыслей, а то вчера я была полностью отрезана от внешнего мира.
Уже с обеда – легкое подобие улыбки на лице, ведь наступает время моих учеников, а им не зачем знать о моих переживаниях.
Значит, эти двое суток закончились почти без потерь со стороны рассудка.
Завтра на учебу. Уже и ложиться спать не так страшно – голова будет забита далеко не личными проблемами. Вернее, другой их стороной.
А котята упорно продолжают встречать меня вопрошающе-непонимающими взглядами. Дымка даже пару раз выскочил на лестничную площадку и тут же забежал домой, поняв, что я одна. Нет, маленький, и сегодня я его тоже не привезла. Он приедет, только чуть позже. Ты только забывать его не смей.